Библиотека on-line

Доступен файл для просмотра и скачивания.

«Мечтайте, ибо по красоте грёз своих вы займёте своё место в будущем»
Джонатан Свифт

«Не думать о будущем значит уменьшать свою тревогу»
Эгаш Муниш, лауреат Нобелевской премии 1949 г.
за работы в области физиологии и медицины, связанные с лоботомией

Реальность вам не бред собачий, она обширней и богаче.

Размышляя о теме конференции, фантазируя о предстоящем событии, в моём сознании возникла к тому времени еще не прочитанная мной статья Зигмунда Фрейда «Будущее одной иллюзии». Представилось, что Фрейд был бы неплохим докладчиком для нашей конференции. Конечно, захотелось выступить в качестве содокладчика с Фрейдом. Тут же родилась идея названия содоклада. «Иллюзия одного будущего» - мысль меня вдохновила, и я предложил Программному комитету себя в качестве докладчика. Благодарю коллег за то, что поддержали меня в этом, в результате чего я нашел время, чтобы ознакомиться с замечательной работой Фрейда.
Обнаружилось, что статья написана в полемическом ключе. Фрейд все время апеллирует к авторитетному собеседнику, приводит аргументы, спорит с ним. Этим воображаемым собеседником был Оскар Пфистер, швейцарский психоаналитик и пастор. Оказалось, что Пфистер решил ответить Фрейду и написал статью, которая, как вы, наверное, уже догадываетесь, называлась .... «Иллюзия одного будущего». Перевода этой статьи я не нашел и решил оставить для своего доклада уже заявленное название.
Статья Фрейда была написана в 1927 году и является частью трилогии, в которую вошли также статьи «К вопросу о неврачебном анализе (1926) и «Неудовлетворенность культурой» (1930). В этих статьях Фрейд пытается защитить психоанализ, своё детище, с одной стороны от притязаний медиков, а с другой стороны – священников. Он твёрдо стоял на позиции, что психоанализ имеет свое уникальное место в понимании реальности, вне области медицины и религии. Таким образом, Фрейд постулировал особый вид реальности - психоаналитическую.

Введение

Исходя их моего опыта психиатра и психоаналитика, я определил, что мой психоаналитический подход к серьезным патологиям (грубые личностные расстройства и психоз) развивался медленно и постепенно, а потому мой опыт в плане вклада психоанализа в психиатрию формировался и набирал силу последние 15-20 лет. Я полагаю, что опыт подобного рода характерен для психиатров и психоаналитиков моего поколения, поскольку все мы учились и профессионально развивались во время определенного периода времени. В Италии, в 60-е – 70-е годы отмечались значительное разделение и конфликт между биологически-ориентированной психиатрией (основанной на медицинской модели и в основном оперировавшей психо-фармакологическими препаратами) и психoгенетически-ориентированным психоанализом, поддерживающим исключительно психологические виды вмешательств. В рамках контраста между биологической психиатрией и психологически-ориентированным психоанализом, у нас также  развивалось очень разделенное дуалистическое понимание психопатологии. Часть психиатрии имела дело со сложными патологиями (особенно с психозом), которые, как считалось, имеют исключительно биологические или эндогенные корни (в целом они считались органическими, несмотря на то, что это никогда не было доказано), а областью психологических подходов (где ведущую роль играл психоанализ) были психическиe патологии, например, неврозы, которые, как считалось, имеют психогенную основу.

Обсуждения

(перевод Аиды Заргарян)

С начала своего основания психоанализ распространился по всему миру как научная дисциплина и как метод лечения. Беря свое начало в западном полушарии, психоанализ быстро проникиз Вны в Берлин, Будапешт, Лондон, Москву (Luria, 1924; see Etkind, 2000) и Калькутту (Bose, 1924; см. Vaidyanathan and Kripal, 1999). Психоаналитический тренинг пересек Атлантический океан, покоряя Северную Америку с см. помощью людей, подготовленых самим Фрейдом (Shakow и Rapaport, 1964). Уже в 1911 г. Фрейд пересмотрел работу чилийского врача, Грива. В которой содержались первые упоминания о псохоанализе в Латинской Америке. Но слава институционализации психоаналитического тренинга с 1940-х годов (см. Jimеnez, 2002, стр. 83) принаделжит Matte Blanco. Японский аналитик Doi (1971) написал об «анатомии зависимости», где он разъясняет специфическое японское понятие «amae», за что в 2005 г. был удостоен премии M. Sigourney.

После падения Железного Занавеса бывшие страны Советского Союза с легкостью приняли миссионеров разных психоаналитических направлений. В России это происходило по-особенному: в 1993 г. Президент Ельцин подписал официальный документ о восстановлении “Русского психоанализа” (Reshetnikov, 1996). В настояшее время мы наблюдаем внедрение психоанализа в Китае, который представлен различными психоаналитическими группами, проводящими обучение на протяжении уже нескольких лет (Gerlach, 2005; Varvin, 2008).

Информационный листок

все выпуски

fb

youtube